Расписание на месяц
Московское время
 
Заключительный Божий посланник (да благословит его Господь и приветствует) сказал: «Занимает (отвлекает) вас увеличение (рост) [материальных благ, потребление, постепенно переходящее в гиперпотребление] /2/. Человек говорит [когда становится богаче и все больше переживает за сохранение и приумножение материальные ценностей]: «Мое богатство, мое богатство!» Но, о человек, разве у тебя есть что-то помимо того, что ты (1) съедаешь и [тем самым] уничтожаешь, (2) надеваешь и изнашиваешь (используешь до предела) [когда остается лишь только выбросить], а также (3) когда даешь милостыню [участвуя в благом либо помогая нуждающемуся] и приводишь в исполнение [одну из наиболее перспективных для тебя форм траты временного и тленного]. А все остальное [помимо трех названных] уходит [от тебя в самых разных видах], и ты оставляешь его другим [с приходом смерти покидая сей прекрасный, но все же бренный мир]» /3/.
 

История общины

Подмосковному Орехово-Зуеву формально нет и ста лет. Статус города оно получило 80 лет назад, летом 1917 года, когда несколько селений, раскинутых по берегам реки Клязьмы, были объединены в единую административную единицу. Однако эти места были известны давно, а погост Орехово впервые упоминается в писцовой книге князя Василия Кропоткина за 1647 год. Начиная со второй половины XVII века в этих краях, окружённых топкими болотами, скрывались от царских ищеек старообрядцы. Именно им обязаны местные сёла и поселения своим последующим развитием. Так, в Орехове и Никольском зародилась текстильная империя Морозовых, в Зуеве - шёлкового производства Зиминых, в соседнем Дулёве – фарфоровой империи Кузнецовых. Эти имена были хорошо известны во всей дореволюционной России. Причём, не только благодаря качеству производившейся ими продукции, но также и потому, что они, особенно Морозовы и Зимины, прославились своими добрыми делами на ниве культуры, просвещения, музейного дела, театра, музыки, здравоохранения, благотворительности. В частности, в Москве их имена остались навсегда связанными с целым рядом зданий и учреждений. Гордостью ореховцев является и то, что их малая родина стала, благодаря Морозовым и приглашённым ими английским мастерам, одним из первых центров российского футбола. Ведь команда «морозовцев» вплоть до Первой мировой войны была бессменным победителем Московской лиги, в чемпионате которой участвовали и лучшие клубы Москвы. 

Как создавалась татарская община 

Появление татар или «магометан» в этих местах относится к сравнительно недавнем прошлому, рубежу XIX-XX вв. Ёщё в начале прошлого века их число едва превышало ста душ, причём явно преобладало число мужчин, точнее молодёжи, приехавшей сюда в поисках работы. А накануне Первой мировой войны в Орехове и соседних селениях насчитывалось 257 «магометан». Это были в основном татары, работавшие возчиками на лошадях, возившими топливо из торфяных разработок для морозовских фабрик, а также занятые на других вспомогательных работах. Некоторые из них занимались мелкой торговлей. В производство же они были вовлечены на предприятих "Кузнецовского фарфора" в Дулёве, и здесь существовала даже футбольная команда, состоявшая из рабочих-татар. После драматических потрясений, вызванных революцией и Гражданской войной, в Орехово-Зуево потянулись из деревни родственники и земляки тех, кто осел здесь ранее. Это были преимущественно выходцы из юго-восточной части нынешней Нижегородской области, в частности, из того района, который ранее входил в состав Курмышского уезда бывшей Симбирской губернии. Речь идёт о таких деревнях и сёлах, как Красный Остров, Красная Горка (Сафаджай), Большой и Малый Рыбушкин (Рбишча), а также Петряксы, Старый и Новый Мочалей, Чембилей, Медяна. Но среди них были и выходцы из некоторых других татарских регионов: из Татарстана, а также из Ульяновской, Куйбышевской (Самарской), Пензенской областей. 
 
Массовый наплыв нижегородских татар в Орехово-Зуево относится уже к 30-м годам, когда на селе началась насильственная коллективизация, сопровождавшаяся эксцессами раскулачивания и антирелигиозной кампанией. Правда, часть молодёжи покинула родные места добровольно, не устояв перед соблазном "огней больших городов". Однако Москва и другие крупные центры не всем пришлись по душе. Они чувствовали, что им там не хватало простора, земли, живности, свежего воздуха. И в поисках более удобной среды обитания часть выходцев из Нижегородчины обосновалась в Орехово-Зуеве, где к тому же у них были родственники и знакомые односельчане. Причём основная часть приехавших стала селиться в зелёной, ещё не обжитой части города, которая и поныне называется Новой Стройкой. Таким образом здесь образовалась своего рода татаро-мусульманская махалля, хотя молодые холостяки и одинокие на первых порах снимали где-то угол или комнату или же жили в общежитиях. 
 
Любопытно, что у новых поселенцев тяга к земле (устройство огородов, разведение живности, разбивка садов) сочеталась с городской работой на производстве и транспорте, в строительстве и торговле. Они становились полупролетарияи-полукрестьянами. В послереволюционные годы бывшие морозовские фабрики были объединены в Ореховский хлопчатобумажный комбинат, ставший одним из крупнейших в стране. Здесь был построен и первый в Союзе завод «Карболит», специализиризующийся на производстве пластмасс. В пригородном посёлке Ликино поднялся завод, который затем стал широко известен своими автобусами ЛиАЗ. Появились также «Респиратор», «Прибордеталь», «Стекломаш», «Торфмаш», Дулёвский фарфоровый завод (бывший Кузнецовский) и другие предприятия. Орехово-Зуево или, на языке железнодорожников, станция Орехово являлось (и остаётся по сей день) важным транспортным узлом, где пересекаются магистральные пути Восток-Запад и Север-Юг. Словом, не было недостатка в работе. Более того, ореховские татары, будучи уроженцами Нижегородчины, старались оказывать посильную помощь своим землякам, оставшимся в деревне. Например, в архиве Нижегородской области сохранилось письмо от 1924 года, с которым группа ореховцев-выходцев из деревни Сафаджай обратилась к своим землякам с предложением своей помощи. Вспомним, впрочем, что речь идёт о первых годах НЭПа. 
 
Как бы то ни было, татарская община в Орехово-Зуеве стала реальностью. Люди сохраняли этническую сплочённость, что имело важное значение для их духовной жизни. Речь идёт о родном языке, точнее его мишарском диалекте, о традициях и обычаях предков и, конечно же, о вере, о свете Ислама, о слове Аллаха. Хотя тогда у ореховских мусульман не было ни мечети, ни молитвенного помещения, ни настоящего имама. 
 
Как вспоминал старейшина ореховских татар Исмаил Сабиров (1909-2001), вначале молились, в зависимости от погоды, в самых разных местах, даже в чистом поле (это происходило и после войны), а на великие мусульманские праздники снимали какое-нибудь помещение в городе. Позже эти праздники стали проводить на территории мусульманской части центрального городского кладбища. Любопытно, что этот кладбищенский участок для мусульман "выбивала" идейная коммунистка Амина Салахетдинова из нижегородского села Красный Остров, которая активно работала на благо не только города, но и татарской общины. На намазе предстоял кто-нибудь из наиболее подготовленных членов общины. И лишь перед самой войной в Орехово-Зуево приехал человек, которого вскоре стали единодушно называть муллой. Это был Шакирджан Рахматуллин, весьма искренний и доброжелательный человек. Но в общине он был известен как Казан-бабай, что говорило о его происхождении. Однако выходцев из Татарстана в Орехове было сравнительно немного, и основную часть общины составляли те, кто приехал сюда из татарской Нижегородчины. Такая историко-этническая общность позволила выходцам из вышеназванных деревень сохранить в новых условиях жизни в городе не только своё единение, но также и традиции, обычаи, язык. 
 
Названия нижегородских сёл и деревень, особенно Красного Острова, Сафаджая и Рыбушкина, наиболее часто повторяются и в личных делах ореховских татар - участников Великой Отечественной войны, в том числе и в Книге памяти погибших ореховозуевцев (том 18, части I и II). Мы насчитали на её страницах около 200 имён и фамилий мусульманского происхождения, и их имена прозвучали в поминальной молитве ореховских мусульман в дни празднования 60-летней годовщины великой Победы. 
 
Новая волна 
 
В послевоенные годы татарская община Орехово-Зуева значительно расширилась. Часть ореховцев вернулась с фронта вместе с боевыми товарищами, которые тоже обосновались здесь. Но ещё больше людей приехало из обескровленных в военные годы деревень, и многие, особенно молодёжь, поспешили перебраться к ореховским родственникам и землякам. Напомним, что в годы войны, особенно в 1943-1944 гг., в ряе нижегородских деревень свирепствовал страшный голод, и это тоже стало одним из побудительных мотивов переезда людей в другие места. Татары приезжали в Орехово и из других краёв, а среди выходцев из Нижегородчины оказалось много их земляков из села Татарское Маклаково. Поскольку тогда были определённые ограничения по прописке на территории Московской области, то вновь прибывшие прописывались в одном из ближайших от Орехово-Зуева соседних населённых пунктов, ибо они уже относились к Владимирской области. Но эти люди работали и практически жили в Орехове. 
 
После войны наблюдалась наибольшая занятость молодых татарок в текстильном производстве, на Ореховском хлопчатобумажном комбинате. А слова известной песни о том, что «на десять девчонок приходится по статистике девять ребят» имели самое прямое отношение к этому текстильному городу. Не прошло много времени, как среди татар стали зарождаться молодые семьи, ставиться новые дома и бани, расширяться усадьбы, огороды, сады. Лошади, коровы, овцы, козы, птица - всё это разводилось в татарских семьях на Новой Стройке. 
 
Окрепла и мусульманская община, причём не только количественно. Случилось так, что в первые послевоенные десятилетия сюда начали приезжать весьма начитанные муллы. Прежде они, как и другие священнослужители подвергались всевозможным преследованиям, некоторые побывали в ссылке, но они не имели права на местожительство в крупных городах. В Орехово же приезжали те, кто имел здесь родственников, односельчан или знакомых. Эти муллы и их последователи многое сделали для духовной жизни местных мусульман, и они заслуживают того, чтобы вспомнить их поимённо. Это Якуб-хазрат, бывший ранее муллой при Ленинградской Соборной мечети и отбывший пять лет ссылки, это Мустафа-хазрат, тоже из Ленинграда, происходивший из потомственной семьи мулл деревни Татарское Маклаково, это Хамид-хазрат, родом из нижегородской Уразовки, преподававший ранее в Казани (как раз у него там учился вышеупомянутый Исмаил Сабиров). Их поочерёдно сменили затем Абубакр Фатехов родом из Рыбушкина, Абдулкадир Абдуллин из деревни Петряксы, Салих Мягдеев (Садеков), также из Маклаково. Замыкает этот список ветеранов Абдулкадир Саккаров из того же Маклаково, участник войны, возглавлявший Ореховскую мусульманскую общину до середины 2001 года. 
 
Помимо этих имён надо назвать и тех, кто в течение многих лет составлял актив общины. Это Зия Ахундов, Якуб Ибрагимов, Азиз Аюпов, Мирза Измайлов, Джалалетдин Мухамеджанов, Гаяз Хоббиходжин, Бадритдин Фаттахетдинов, Самиулла Фехретдинов, Халилулла Сабиров, Анвар Баутдинов и другие ветераны общины, многие из которых приехали в Орехово-Зуево ещё в 30-е годы. Невозможно перечислить всех имён, особенно многоуважаемых женщин-ветеранов, верных спутниц и помощниц своих мужей и самых активных участниц всех общинных мероприятий. К тому же некоторые из них, как, например, Мухсина Сабирова (Таджетдинова) или Гульсум Хамидуллина, происходят из потомственных династий рыбушкинских мулл. 
 
В конце 50-х годов у руководителей ореховской общины созрело даже решение обратиться к властям за разрешением на строительство в городе мечети, началось было составление соответствующего письма, намечались «ходоки» для его доставки властям в Москву. Но тут последовала новая волна антирелигиознной кампании, развязанная на этот раз хрущёвскими идеологами. И пришлось отложить это дело в долгий ящик и уже думать только о том, каким образом незаметно от бдительного ока властей совершать пятничный намаз, а в период Рамадана - таравих. Мужчины и женщины проводили их в разных домах поочерёдно, а дети несли при этом наружную караульную службу. Всё же в конце концов верующим удалось освободиться от столь жёсткой опеки властей, и община устроила молитвенное помещение в одном из приобретённых ею домов в районе Казанки (1-я Транспортная улица, 3), где богослужения проходили практически до конца 2000 года. 
 
Праздники и будни
 
К этому рассказу руководителей Ореховской мусульманской общины следует добавить, что спустя полгода после начала функционирования мечети, 24 июня 2001 года, состоялась торжественная церемония официального открытия Орехово-Зуевской Соборной мечети. Она прошла при участии представительной делегации ДУМЕР во главе с муфтием Равилем Гайнутдином и многих других уважаемых гостей. Эти торжества завершились народным праздником Сабантуй, впервые проведённом в Московской области за весь послевоенный период. И он вызвал такой большой интерес в городе, что на следущий год Орехово-Зуево вновь стало ареной подмосковного Сабантуя, после чего эстафета этого праздника последовательно передавалась в города Пушкино, Щёлково, Балашиха, Одинцово, Дубна. 
 
Между тем за время, прошедшее с момента своего открытия, Ореховская мечеть превратилась в подлинный центр духовной и социальной жизни мусульманской общины города и района. Здесь на традиционный намаз собираются и старожилы и молодёжь. Предстоит на намазе молодой имам Дамир Булатов, выпускник Московского Высшего духовного исламского колледжа. 
 
Следует отметить ещё один новый момент в жизни ореховской мусульманской общины. Если раньше в её составе были практически одни татары да пара башкирских семей, то теперь надо уже говорить об интернациональном её характере. Особенно это заметно в праздничные дни, когда в мечеть приходят, помимо татар, ингуши и чеченцы, карачаевцы и азербайджанцы, узбеки и таджики, турки и даже африканцы. Их появление здесь стало следствием тех миграционных процессов, которые были вызваны событиями двух последних десятилетий в России и за её пределами. Многие из них уже вписались в жизнь города, они работают и воспитывают детей и также как их единоверцы-татары оказывают посильную помощь мечети. Ведь она полностью "на балансе" общины.
 
Важнейшим направлением в духовной жизни ореховской общины является учёба. С конца 1995 года здесь работает воскресная школа. Но только с открытием мечети и приобретением необходимой материальной базы стало возможным придать учёбе более целенаправленный характер. Работает несколько групп, и на занятих, носящих факультативный характер, можно видеть детей и их родителей, их бабушек и дедушек. Преподаются основы Ислама и Священного Корана, ритуальная практика и мусульманский этикет, арабский язык, история и культура татарского народа. Занятия ведут, помимо Дамир-хазрета, устаз Мансур Махмудходжаев, являющийся руководителем воскресной школы, Равиль Сабиров, уроженец Орехово-Зуева, закончившийся Московский Высший духовный исламский колледж и Абдулхамид Якубов. С лекциями приезжают сюда также гости из Москвы. Летом 2001 года родилось новое начинание: при мечети в течение двух месяцев функционировала Летняя школа для детей. Это нашло широкую поддержку у родителей, и подобные курсы стали проводиться ежегодно с 15 июня по 15 августа. А по завершении учёбы для детей устраиваются познавательные экскурсии и поездки. Так, они регулярно приезжают в Москву для совершения традиционного «тура» по столичным мечетям, а летом 2006 года побывали они в древнем татарском Касимове. Ведь после того, как многие из старейшин общины ушли в мир иной, образовался своего рода вакуум не только в знании основ Ислама, но в приличном знании родного языка, истории и культуры татарского народа. Надо надеяться, что в стенах воскресной школы удастся в какой-то степени помочь понять людям более или менее реальную картину событий прошлого, лучше узнать историю своих предков, восстановить хотя бы на прежнем уровне знание родного языка. Не говоря уже о том, чтобы Дом Аллаха выполнял свою главную миссию - доносил дух Ислама до сердец людей и чтобы коранические знания были уделом не только служителей культа. 
 
Впрочем, у юного поколения ореховских татар и мусульман в целом есть и другие возможности для общения. Так, в одном из городских детских садов была создана небольшая группа с культурно-этническим компонентом, в которой объединены дети тюркоговорящих родителей. В 2004 году был создан татарский молодёжный клуб, который возглавила Наиля Мустафина. Под влиянием борцовских турниров на ореховских Сабантуях при городском спортивном обществе «Знамя труда» была создана секция борьбы на кушаках, которой руководит заслуженный тренер России Николай Карпенко. В ней занимается молодые люди разных национальностей, но пока больше преуспели девушки. Например, на чемпионате мира на кушаках 2004 года, проходившем в Стамбуле, две из них – Светлана Михайлина и Юлия Ильичёва - стали соответственно серебряным и бронзовым призёрами, и их затем вместе с тренером чествовали в Ореховской мечети. Успех подруг закрепила известная российская спортсменка из Орехово-Зуева Анна Шамова, ставшая чемпионкой мира по борьбе на кушаках. Не это ли явное доказательство взаимовлияния разных культур и традиций в нашей стране! Добавим, что ряд мероприятий, например, выступления приезжающих отдельных исполнителей (Розы Хабибуллиной, Наили Фатеховой и др.) или художественных коллективов (к примеру, Татарский театр имени Тинчурина из Казани) ореховские татары проводят под эгидой местной татарской национально-культурной автономии, созданной в 2000 году и входящей в состав региональной НКА Московской области. Возглавляют Орехово-Зуевскую НКА те же Измайлов и Мухаметжанов, и в этом нет ничего удивительного, ибо духовное и светское начало в исламе тесно переплетены между собою.
 
И последнее: о месте и роли мусульманской общины в жизни города в целом. Известно, что татары, являющиеся второй по численности национальностью в России, довольно легко вписываются в экономическую и социальную ткань общества и той среды, где они живут и работают. Это в полной мере наблюдается и в Орехово-Зуеве, где живёт несколько тысяч татар и мусульман в целом. Для мирного и взаимополезного сосуществования людей разных национальностей и вероисповеданий очень важно, чтобы они лучше знали друг друга, питали взаимный интерес к истории и культуре. Ведь будущее многонациональной России во многом зависит от того, насколько разумно будут решаться возникающие проблемы современной жизни, в которых этнические и конфессиональные проблемы приобретают порой первостепенное значение. И в этом контексте татарская и мусульманская община города Орехово-Зуева не составляет исключения. 
 
Гамэр Баутдинов,
член Совета Орехово-Зуевской мусульманской общины